Пси НН

Персональный сайт психолога, гештальт-терапевта Юлии Смелянец

Архив рубрики: ‘Родителям’

Запрет на чувства

Автор admin Опубликовано: августа - 31 - 2015Комментарии отключены

1437134953_50Запрет на чувства
Это лето было посвящено моему сыну, мы к моей радости, много времени проводили вместе.
Мне трудно перестать мыслить как психолог, даже находясь на детской площадке). Мои летние наблюдения вылились в эту статью. Речь в ней пойдет о запрете на чувства, о том, как родители могут «калечить» детей своим воспитанием, основанном на убеждении, что чувства ребенка не важны. Иногда мне кажется, что мы по прежнему живем лозунгом, принадлежавшим 80-м годам «главное одеть и накормить», только теперь еще прибавилось «развлечь», а душа ребенка мало кого интересует.
Грусть
Холл отеля, входят две девочки в прекрасных розовых платьях. Судя по похожести друг на друга они сестры-погодки, девочкам около пяти лет. В руках они держат о полному пакетику попкорна. Вместе с матерью они садятся на диванчик. Мать отходит в сторонку, девочки остаются одни. Детские шаловливые ручки не удерживают пакетик, и его содержимое рассыпается по полу.
Девочка начинает не просто плакать, она рыдает, всем окружающим детям становится понятно, что это не просто беда, это горе…Надо сказать, что дети в этот момент были единственными, кто по-настоящему разделил глубину переживаний девочки. Не передать с каким сочувствием и пониманием они смотрели на нее в этот момент.
Приходит мать, и первая фраза, которую она говорит, нет не говорит, она начинает кричать: «смотреть надо было, и держать крепче, нечего рыдать». Девочка, начинает плакать еще громче. Ей горько, обидно, досадно….И самое печальное, что она не может получить в этом никакой поддержки. разделить свою горечь. Слова, которые говорит ей мать не утешают ее, скорее еще больше расстраивают.
Мы не можем знать, какой точно вывод сделает девочка. Мы говорим о том, что родители (зачастую из благих побуждений) могут запрещать проживать своим детям. За то время, пока рос мой собственный ребенок я много раз удивлялась, из-за каких, по моему родительскому мнению, нелепых вещей могут расстраиваться дети. Только для них это не «нелепые вещи», а что-то очень серьезное, вот в этот самый момент очень важное.
«Нет смысла делиться своими переживаниями, это никому не интересно», «Что толку говорить, все равно никто не поймет»,- говорят такие дети, будучи уже взрослыми.
Грусть важное переживание, которое дает возможность остановиться и побыть с самим собой, встретиться с другими своими переживаниями. Умение грустить дает возможность разделить это с другим человеком, партнером, ребенком, не отмахиваясь формальным «пройдет», «не переживай″. Очень часто так говорят из-за собственного страха слиться с переживаниями другого человека, страха остаться в грусти на «веки вечные». Правда про переживания состоит в том, что чувства меняются. Человек, потерявший близкого скорбит и делает это довольно долго, но в какой -то момент, острая грусть отпускает его. И работа горя идет дальше в своем режиме.
Страх
Ситуация на детской площадке. Мальчик лет двух, в сопровождении мамы и папы. Детская площадка выглядит как детский спортивный комплекс, под открытым небом. Папа, видимо в попытке реализовать свои спортивные амбиции, пытается «тренировать» сыночка. Маленького мальчика, без учета его физических возможностей «гоняют», по комплексу. В один прекрасный момент ребенок падает, и естественно начинает плакать. «Не страшно!»-решительно заявляет папа, плачущему сыну. Рядом стоит растерянная мама, молча, без попыток утешить ребенка.
Без перерыва, без пауз, папа отправляет мальчика снова на стартовую точку. Ребенок бежит по бревну с криком «не страшно! не страшно!».
Еще несколько таких «тренировок» и запрет на страх у ребенка будет сформирован. «Боятся только трусы», «Мужик не должен бояться». Хочу отметить, что очень часто запрет на чувства родители передают из собственного травмирования, тому папе ,вероятно, тоже кто-то в свое время запретил бояться. Проблема в том, что страх нам необходим, зачастую он защищает нас от ситуаций, в которых нужно позаботиться о собственной безопасности. Страх, порой это защита, и намного опаснее бесстрашие, когда человек рискует в ситуациях, когда этого можно избежать. Быстрая езда на автомобиле, вовлечение в пьяную драку. Бесконечная проверка себя «на трусость» может плохо закончиться. Страх предупреждает, ограждает. Ребенок, страх которого уважают, пусть это самый нелепый страх вроде чудовища под кроватью, знает, что он может получить поддержку. И мама или папа придумают оберег, охранные слова, чтобы защитить своё чадо.
Как специалист, я знаю многих взрослых людей, не умеющих справлять со своими страхами, эти страхи съедают этих людей изнутри. Не получив опыт поддержки от родителей, они не умеют справляться со страхом, не умеют поддерживать себя самостоятельно. И как часто я слышу, от родителей фразы в сторону своих детей «Нечего бояться», «ничего страшного», «Ты что трус?!». Все это обесценивает это переживание, отдаляет родителей от детей. В голове ребенка появляется идея, что взрослые такие «непонимайки», которые так далеки от него и никогда не смогут его понять и помочь.
Гнев, злость, раздражение
Здесь возможно множество вариаций, которые как мантру передают из поколения в поколение. Конечно самое любимое «злиться нельзя», при этом зачастую сами родители делают это охотно и неприкрыто. Далее «девочкам злиться нельзя», «мальчикам на девочек злиться нельзя», и конечно нельзя покушаться на самое святое и «нельзя злиться на маму».
Если ребенок послушный и всю эту кашу «дружба» съедает, то мы получаем человека, который не может постоять за себя, молчит и терпит, пока другие используют его, покушаются на его границы, оскорбляют, пока он живет родительскими заветами о том, что «злятся только плохие мальчики и девочки». Есть и еще один вариант, когда ребенок получает установку «если ты злишься-значит ты плохой″ и тогда на любое проявление своей собственной агрессии, недовольства он будет бессознательно наказывать себя чувством вины. Например, будет чувствовать себя неуютно за слово «нет», и будет винить себя за отказ другому в его просьбе.
Важно остановиться на том, для чего нужны такие чувства, как раздражение, злость, гнев. В своей работе я довольно часто сталкиваюсь с тем, что у людей есть разделение на «плохие» и «хорошие» чувства. То есть чувства, которые можно выражать легально, например радость или удивление. А есть те, которые нужно прятать подальше, глушить их, заталкивать в себя, и давить изо всех сил, если они рвутся наружу. Собственно, за этим стоит очень часто появление психосоматических симптомов, таких как радикулиты, головные боли, кишечные расстройства, сердечно сосудистые заболевания. Мне, как психологу важно сказать, что нет плохих и хороших чувств, в нас могут возникать разные переживания, которые дают нам подсказку о том, что происходит внутри нас и что происходит снаружи. Чувства -это своего рода маяк, который помогает нам ориентироваться в мире. Чувства- это возможность иметь связь с собой и, соответственно, больше на себя опираться и даже помогать себе в какие-то моменты. Например, объяснить себе свое недовольство, когда соседка по лестничной клетке, в очередной раз, лезет с вопросами о вашей личной жизни. Не считать себя плохим или не вежливым человеком в этот момент, а понять что чувство недовольства сигнал, о вторжении в ваше личное пространство, и это совершенно нормально.
К чему я веду… К тому, что наших детей мы можем научить опираться на свои чувства, они не попадут в плохие кампании, умея чувствовать собственную настороженность, когда их попытаюся вовлечь в рискованные предприятия.
И если мы, как родители говорим «злиться нельзя», это может совсем заблокировать недовольство, гнев и раздражение ребенка, которые могут ему пригодится. Либо он научиться копить раздражение и выливать его в те моменты, когда это будет совершенно неуместно и опасно для него. Мамы маленьких детей знают, что у ребенка есть период, когда он начинает кусаться, это важный момент, когда ребенок пробует мир «на зубок». В этот момент ребенок проверяет, тренирует свою агрессивность, это одна из важных задач его развития.
Радость
Про это чувство у меня, к счастью меньше всего наблюдений). Казалось бы, как можно запретить радость? Но и тут, тоже есть пространство, куда родители кладут свои «благие намерения». Например, очень часто у взрослых встречается страх беззаботно радоваться. Есть поверье:), что если сделать это, то потом случится, что-то нехорошее. За этим есть установки такого рода «сейчас радуешься- потом плакать будешь».
Теперь о наблюдениях из жизни. «Мама смотри, что я нашел в песочнице», -кричит мальчик лет пяти, и с восторгом несется к матери. Мать, ни глядя ни на находку, не на сына, говорит: «Положи назад». Мальчик, с расстроенным видом плетется в сторону площадки. Ребенок шел, чтобы разделить радость от находки, сокровища, и что он получил в ответ… холодное отвержение и пренебрежение к его радости. Такие люди впоследствии, имеют большие трудности в том, чтобы радоваться своим собственным достижениям. «Все чего я добился само собой разумеющаяся вещь, в моих стараниях нет ничего особенного»-говорят они. Эти люди в группе риска, потому, что они многое делают для себя и своей семьи, они хорошие руководители, или работники, но они не чувствуют удовлетворения от своей деятельности. Радость для них недосягаемое чувство.
Ну и наконец на «сладкое» чувство стыда.
Есть два основных переживания, которые родители используют для того, чтобы достичь желаемого отклика от своего ребенка. Это вина, » ты будешь плохим мальчиком, если не сделаешь как говорит мама», и стыд «посмотри как тетя смотри на тебя, когда ты плачешь и думает, какой же плакса». Стыд это предполагаемое осуждение со стороны других. Этому учат родители, тому, что на ребенка кто-то смотрит, этакий невидимый критик и осуждает каждую его оплошность. Я знаю, многих взрослых очень сильно страдающих от этого. Им все время кажется, что невидимый наблюдатель пристально присматривает за ними, и оценивает каждый шаг. Причем делает это в негативном ключе. Поэтому, будьте, пожалуйста, внимательны к таким фразам в своем родительском арсенале, как «брать чужое без спроса стыдно», «как тебе не стыдно», «все смотрят на тебя», «посмотри все смотрят и думают о тебе…». Поверьте, есть другие способы донести что-то важное в вашем воспитательном процессе, не трогая удобную педаль давления на ребенка в виде чувства «стыда». Главное не переусердствовать, поскольку бесстыдство так же опасно. Важно донести до ребенка, что он на свете ни один, что не только у него есть желания и потребности. Потому, что в каком-то смысле стыд помогает нам находиться и выстраивать отношения в обществе, это своего рода голос совести в какие-то моменты. Важно, чтобы стыд не становился токсичным, блокирующим для ребенка. Смущаться можно и нужно, это важный маркер приближения к другим, ощущения и знания, что мы видимы. Смущаться нормально, важно не прерывать это состояние фразами: «нечего смущаться, поздоровайся с тетей и т. д.».
Удачи вам в воспитании своих настоящих и будущих детей:).
Юлия Смелянец

Здоровое чувство власти у родителей

Автор admin Опубликовано: февраля - 6 - 20130 коммент. »

Здоровое чувство власти у родителей

Как проявлять родительскую власть, не подавляя, не травмируя своего ребенка? Попробую сформулировать свою позицию, естественно, оставляя за вами право иметь свою и не согласиться со мной.

1.Родителю важно научиться хорошо осознавать себя, те есть не только свои мысли и поступки, но и прислушиваться к своим чувствам, интуитивным догадкам, честно признавать любые, даже не очень приятные мотивы. Чем лучше вы осознаете себя, тем меньше ваш ребенок получит неясных, противоречивых, бессознательных посланий

2.Стоит отходить от стереотипов и чужих советов, любой из них сопоставляя со своим знанием о собственном ребенке. Помнить, что он родился и растет в вашей семье, и чей-то даже очень положительный опыт может быть к нему неприменим

3.Пробуйте видеть, слышать и понимать своего ребенка, не заменяйте его стереотипом «все дети такие». Старайтесь узнать именно его, отделяя при этом свой прошлый детский опыт от вашего реального малыша или подростка. Он, конечно, похож на вас, но не ровно такой же, не идентичен. Он растет в другое время, и в другой семье, нежели росли вы

4.В те моменты, когда вы не можете понять, что нужно вашему ребенку, как для него будет лучше, принимайте ваше взрослое решение, и примите его твердо, опираясь на свою родительскую интуицию. Помните, что вы всегда можете ошибиться, и это неизбежно, вы же принимаете решения за другого, хоть и очень близкого вам человека. Научитесь прощать себя за возможные и совершенные ошибки. Чувство вины никому не поможет, оно будет разрушать и вас и ваших детей

5.Ваши дети на многое способны и по большей части не нуждаются в вашем контроле, поскольку большинство из них умеют управлять собой и не действовать по отношению к себе деструктивно. Старайтесь остановиться, если вам что-то хочется сделать за ребенка только потому, что у вас быстрее и лучше получится. Лучше спросите:«Тебе помочь?»Так вы приучите его справляться самому, а в случае необходимости —просить о помощи.

6.Помните, что не только ваш ребенок с его потребностями является ценностью, но и вы тоже. Если вы не ощущаете собственной ценности, ваши дети тоже не будут ценить и уважать вас. Между ребенком и собой вы вправе иногда выбирать себя, когда это вам необходимо. Ребенку важно встречаться с тем, что вокруг него есть другие люди, которые имеют свои желания, чувства

7.Вынося свое родительское решение, понимайте, что вашему ребенку оно может совсем не понравиться, и это естественно. Будьте готовы к его возможным чувствам по этому поводу: обиде, злости, возмущению. Вы можете разделить эти чувства, но остаться при своем решении. Чем тверже и уважительнее к ребенку вы будете в своем выборе, тем легче ему будет принять ваше решение

8.Произнося«Я делаю это ради тебя!», еще раз проверьте, так ли это. Если не совсем так, то лучше признаться в этом честно. В том, что вы выбираете себя, принимая какое-то решение, нет ничего плохого. Но если вы обманываете себя и его, боясь потерять свой авторитет, он со временем все равно догадается, что это манипуляция, и перестанет вас уважать

9.Сомневайтесь до того, как вы озвучили ваш запрет ребенку, но если вы его уже произнесли, будьте тверды.
Не ставьте того запрета, которой вы не способны отстоять и выдержать. Быть может, завтра на то же самое его предложение вы скажете«да», но если сегодня вы сказали «нет», лучше остаться при этом. Лучше скажите:«возможно»,«я подумаю, но сегодня так»

10.Уважая себя и его, вы обучаете его быть свободным и равным. Проявляя свою здоровую родительскую власть, принимая свои взрослые решения, вы защищаете его и позволяете ему ощущать себя хоть и зависимым, но беззаботным ребенком. Разрешая ему принимать собственные решения, вы учите его ответственности и активной жизненной позиции.

Дети могут повзрослеть и без помощи взрослых, но будут навсегда покалечены этим фактом. Правда, с некоторыми взрослыми они могут навсегда остаться детьми. В нашей власти постараться, чтобы этого не случилось, если мы, конечно, готовы к тому, что наши дети когда-нибудь вырастут.
И. Млодик.

ХИМИЧЕСКАЯ ЗАВИСИМОСТЬ — СЕМЕЙНАЯ БОЛЕЗНЬ

( для родственников )

Как видно из названия темы, мы коснемся, как минимум, двух понятий:

1) химическая зависимость как заболевание и

2) семья и воздействие химической зависимости на семью.

Многое из того, что вы прочитаете, вам печально знакомо из личного опыта. Поэтому цель этой статьи не столько информация о проявлениях химической зависимости, сколько попытка представить в новом свете знакомые проявления. Это необходимо, чтобы

1) начать изменять свое отношение к проблеме, затем

2) изменить свое поведение

3) в результате этих изменений начать выздоравливать индивидуально и всей семьей.

Итак, что же такое химическая зависимость. Начнем с заблуждений, с того, чем химическая зависимость НЕ является.

Химическая зависимость — это не распущенность, не безволие, не безнравственность, не отсутствие любви к близким, не результат какого-либо другого заболевания. Все перечисленные выше пороки — это результат и проявление первичного заболевания, химической зависимости от веществ, вызывающих изменения настроения.

Химическая зависимость — это глобальное заболевание ума, души, тела. Иными словами, болезнь поражает человека на многих уровнях.

Начнем с физического: человек попадает в химическую зависимость от вещества. Это своеобразный плен, со временем превращающийся в рабство. Химическое вещество (алкоголь или наркотик) циркулирует по организму, вписываясь в обмен веществ, поражая многочисленные органы и системы. Вначале организм бурно реагирует, давая хозяину понять, что ему плохо, но по многочисленным эмоциональным, социальным и психологическим причинам человек не прислушивается к этим сигналам, и тому ничего не остается, как сдаться и приспособиться к тому, что он не в силах изменить. Все органы и системы перестраивают свою работу, чтобы справляться со все увеличивающимися дозами алкоголя и наркотика, и когда поступление прекращается, организм очень болезненно реагирует, он ждет и требует нового поступления вещества. Дискомфорт достигает такого уровня, что вся энергия, мысли, чувства и эмоции направляются на то, чтобы найти алкоголь и употребить его, сметая все на пути к вожделенной цели.

Это физическая тяга, которая руководит поведением зависимого человека порой на подсознательном уровне.

Есть два аспекта физиологических проявлений болезни. Химическая зависимость во многих случаях имеет генетическую основу. Если кто-либо из членов семьи, даже не прямых родственников, страдал от этого заболевания, то есть основания предполагать, что у вашего близкого человека есть генетическая предрасположенность к химической зависимости.

И другой аспект физических проявлений этого заболевания — это болезни, сопутствующие химической зависимости. Редко найдешь полностью здорового химически зависимого человека. Обычно эти люди страдают расстройствами пищеварительной системы: гепатит, гастрит, язва желудка и 12-ти перстной кишки, ВИЧ, изменения в печени, часто переходящие в цирроз. Практически ни один орган не остается без изменений. Почки, сердце и сердечно-сосудистая система, мозг и центральная нервная система подвергаются воздействию вещества. Причем с прекращением его употребления многие из соматических заболеваний уходят. Но в некоторых случаях изменения бывают необратимыми.

Следующая сфера, которой наносится серьезный ущерб — это интеллектуальная, В результате  повреждении мозга  нарушаются мыслительные процессы, память. Зависимый человек иногда с трудом соотносит события во времени, появляются нарушения памяти и общее состояние умственной сферы можно охарактеризовать как алкогольное или наркотическое наваждение. Алкоголь или наркотик всегда присутствуют во всех мыслях человека, попавшего к нему в плен. Зависимый всегда знает, когда и что, и сколько он употреблял последний раз (если у него не было нарушений памяти), и всегда глядит в будущее в контексте ожидающего или не ожидающего его употребления. Если  он решает «завязать» и «завязывает», то считает дни трезвости и чистоты и всегда знает, сколько времени не употребляет алкоголь и наркотики. Словом, если вы хотите понять, что такое    алкогольное или  наркотическое наваждение, повнимательнее присмотритесь к тому, что и как говорит  зависимый человек об употреблении. Круг интересов наркомана и алкоголика, в конечном итоге сужается до общения с соупотребителями и поиска денег на вещество.

Что касается поражений духовной сферы, нужно заметить, что их труднее ощутить и трудно диагностировать в силу непонимания, что такое духовность. В терминах 12-шаговой программы, духовность определяется как качество взаимоотношений с субъектом (человеком) или объектом наиболее значимым и важным в нашей жизни. Духовность связана с системой отношений и ценностей человека. К наиболее значимым отношениям относятся отношения с семьей, с обществом, с сами собой и Богом. У химически зависимого человека по мере развития заболевания эти естественные отношения и связанные с ними ценности вытесняются отношениями с химическим веществом. Отношения с веществом становятся на верхнюю ступеньку ценностей химически зависимого человека, все остальные ценности теряют значимость, уровень духовности снижается и может совсем сойти на нет. Обычно близкие к химически зависимому люди принимают все это на свой счет. Они считают, что если бы он / она любил / любила, то он бросил бы употребление. Но зависимый человек — в плену у вещества, и снижение значимости семенных отношении происходит не по его доброй воле. Оно является проявлением болезни.

Прежде чем мы перейдем к собственно понятию «семенной болезни», нужно сказать, что химическая зависимость — болезнь первичная в том смысле, что она не является осложнением какого-либо другого заболевания. Все вышеперечисленные проявления следует лечить в совокупности. Кроме того, важно помнить, что пребывание в заблуждении относительно природы заболевания, может дорого обойтись и жертве №1 и всем близким ему/ей, которые склонны рассматривать каждый кризис не как вспышку, обострение, а как отдельный, не связанный с общей динамикой кризис, который вот пройдет, а потом все будет хорошо и все проблемы разрешатся.

Лишь  немногие  химически  зависимые  являются  единственным действующим  лицом  разыгрывающейся  драмы.  Они,  как  герои шекспировской трагедии, влекут за собой всех действующих лиц на путь окончательного бедствия. Каждый человек, чья жизнь, так или иначе, затронута химической зависимостью, подвергается воздействию его болезни, но наиболее сильно последствия заболевания сказываются на членах семьи, где живет зависимый человек, на тех людях, которые в прямом смысле разделяют его жизнь и, в конечном счете, болезнь. Близкие не могут отвернуться от зависимого и его проблемы, это означало бы полный развал собственной жизни, а также предательство своего любимого человека как раз в тот момент, когда он больше всего нуждается в помощи.

Поэтому они останавливают свой выбор на единственном понятном им критерии — они остаются и приспосабливаются к его болезни, вырабатывая такой стиль поведения, который дает им возможность испытывать минимальный личный стресс. Ежедневно идя на компромисс, они начинают, не жить, а выживать. Сделав установку на выживание, выработав приспособительные и защитные реакции и модели поведения, они замыкаются в этих стилях поведения. Они хорошо срабатывают в семье и обеспечивают созависимым (так мы называем людей близко и эмоционально связанных с химически зависимым человеком) защиту от все возрастающей боли. Что же это за защитные механизмы? Это сверхответственность, сверхвовлеченность, серьезность,  самобичевание,  манипулятивность, сверхконтроль и жалость к себе. От чего защищают созависимого эти механизмы? От чувств: от чувства обиды, гнева, страха, вины и страдания. Они как бы уходят от осознания этих болезненных чувств и привносят сложившиеся модели поведения и во все другие взаимоотношения.

Система защиты и подавленные (невыраженные) чувства становятся проблемой для всех членов семьи.

Таким образом, семья поражается психологически. Можно задаться вопросом, почему же защитные механизмы, которые призваны защищать от боли, становятся не помощниками, а разрушительным врагом? Потому что они являются иллюзорной попыткой изменить реальность и сделать ее такой, какой мы хотим ее видеть. Они не устраняют хаоса и неразберихи, а лишь помогают семье функционировать в этих условиях. Они сохраняют систему семейных связей, но в то же самое время укрепляют и затягивают болезнь.

Защита от боли — лишь один из симптомов психологического неблагополучия. Второй — это отрицание. Отрицание — это нежелание видеть, в чем причина всех проблем в семье. Прежде всего, созависимые ведут себя так, будто проблемы нет. Скрывают ее от себя и окружающих, не выдают главного «семейного секрета», лишая себя тем самым возможности получить помощь извне.

Третий — это заблуждение, самообман. Созависимые стараются избежать столкновения с проблемой, например, отказываются ходить вместе на вечеринки, не говорят о проблеме, оправдывают чрезмерное употребление тем, что у человека работа такая (там все пьют), тем, что был праздник (ну как не выпить), тем, что армия сломала человека, тем, что он один (нет жены/мужа, своей семьи).

Супруги и матери обвиняют себя, уходя в самообвинение, самобичевание: «Если бы я была лучшей матерью, больше бы приглядывала бы или контролировала, то …», «Если бы я была лучшей хозяйкой, более привлекательной внешне, лучше бы готовила и прочее, то …».

Когда семья все же признает наличие главной проблемы — химической зависимости, то старается скрыть ее. В жизнь входят смущение, страх, вина, фрустрация, чувство поражения, беспокойство, недоверие, обиды, взаимные обвинения, жалость к себе — иными слонами, отрицательные чувства.

На физическом уровне у членов семьи тоже происходят изменения. В их основе лежат эти самые отрицательные чувства, усиление напряженности и беспокойства и постоянный стресс. Организм реагирует на стресс заболеваниями типа гипертонии, мигрени, язвы желудка, проблем с перееданием или недоеданием, сердечно-сосудистыми и онкологическими заболеваниями. Среди людей, близких химически зависимому, полностью здоровых людей нет.

Теперь посмотрим, как болезнь поражает людей на поведенческом уровне. Прежде всего, это поглощенность поведением химически зависимого человека, которое все больше выходит из-под его контроля, и а связи с потерей им контроля, созависимый начинает контролировать его поведение и употребление (уничтожать алкоголь, наркотики, забирать деньги)» полностью контролировать финансы семьи; контролировать количество употребляемого, умолять, взывать, угрожать, обвинять себя, покрывать последствия, оправдывать, поддерживать алиби, связанные с употреблением, платить долги.

Таким образом, действуя и реагируя нормально на ненормальную ситуацию, близкий химически зависимому человек становится главным пособником его болезни. Избавляя зависимого от боли и ощущений последствий своего употребления, близкие люди затягивают течение его болезни и момент обращения за помощью. Такой стиль повеления можно назвать потакательством. Это искренняя попытка помочь, уберечь от боли и сохранить семью от полного распада, которая не срабатывает, вызывая чувство отчаяния и безнадежности и, в конечном итоге, без помощи извне, главным образом специалистов и Ал-Анона, приводит к распаду семьи и порой гибели ее членов. Такого рода поведение является результатом простого непонимания сущности болезни. Семья рассматривает все связанные с химической зависимостью проблемы как отдельные, изолированные кризисы, а не как звенья в цепи хронического, прогрессирующего заболевания. Они верят, что если этот кризис минует, все будет хорошо, и хоронят все до следующего раза. Они не говорят об этом и не думаю» о том, что все это будет повторяться, стараются не чувствовать, не думать, не говорить, и продолжают пребывать в отрицании. Это поведенческий уровень болезни созависимых.

Что же происходит на социальном уровне. Жизнь в семье становится хаотичной, болезненной и непредсказуемой и в результате этого появляются новые роли, правила и ритуалы. Продуктивное общение в семье исчезает, члены   семьи   отделяются  друг  от  друга   из-за   болезненности взаимоотношений и от окружающих из-за страха разоблачения. Неписаные правила, по которым начинает функционировать семья, гласят: не говори, не чувствуй, не доверяй. Правила становятся ригидными и бесчеловечными, а главное, что они способствуют сохранению статус-кво любой ценой.

Таким образом, социально семья страдает в результате разобщения ее членов и нарушения связи с окружающим обществом. Она как бы превращается в руины, загороженные непреступной стеной, за которую никто не может проникнуть, чтобы реставрировать сооружение.

Итак, механизм запущен, состояние семьи можно охарактеризовать как хроническое. Это означает, что у членов семьи, как и у хронически зависимых, тоже бывают срывы, и если ничего не делать с этим состоянием, то оно будет усугубляться, т.е. будет разрушаться как психическое, так умственное и физическое здоровье. Чтобы семья выздоравливала, надо сосредоточиться на личном выздоровлении каждого члена семьи. Это будет вкладом каждого в здоровье семьи в целом.

В заключении хочу напомнить, что болезнь членов семьи мы называем созависимостью. Специалисты считают это заболеванием, так как оно прогрессирует и  без  лечения  усугубляется,  приводя  к  полному  физическому, эмоциональному, социальному и духовному распаду. Это заболевание вторично, так как оно является реакцией на первичную болезнь — химическую зависимость, и оно может быть «заразным», как и химическая зависимость, и через модели поведения в семье перейти к нашим детям и внукам. Созависимость, также как и любая химическая зависимость требует помощи специалиста. Получить ее Вы можете на группах для родственников алкголиков и наркоманов, а также в ходе личной психотерапии, со специалистом работающим в этом направлении.